Секреты музыки Литература, Литература » Статьи

О чём эта статья

Не о том, что такое хорошая музыка и что такое плохая. Не о там как слушать музыку. Не о стилях музыки. Не об авторах и не об исполнителях музыки. Не об истории музыки. Не о тенденциях в музыки. Об этом я практически ничего не знаю. Статья о другом – почему музыка существует вообще и кто (или что) ей выписал билет в мир людей.

Эту статью я собирался написать уже лет пять, всё вынашивал, как беременный, но повода рожать не было, а может срок всё никак не подходил. Кто его знает, каков срок беременности статьёй о музыке? Если бы я не набрёл на этот форум, то, возможно, я бы никогда и не написал эту статью. Она бы так и умерла бы во мне, не родившись, медленно затихла бы, как затихает эхо обессиленного скалолаза в заваленной камнепадом пещере. И тогда эти мысли, мысли о том, что есть музыка и почему есть музыка, стали бы моей частью, но не в виде ответов, а в виде тихого шёпота непрерывных вопросов, как стали уже моей частью, вдруг, в минуты перед самым сном всплывающие откуда-то из глубины тела напоминания самому себе:
- Ты помнишь, что там, за концом мира, когда кончаются звёзды и пространства? Ты помнишь, что такое бесконечность?

Мыслить и думать о музыке я начал ещё раньше – лет десять назад, когда в голове начало складываться всё в более-менее осмысленные куски. Когда мир начал очищаться от шелухи сомнений и противоречий. В какой-то момент всё прояснилось. Всё, кроме двух вещей:
· существует ли смерть? - и
· какого хрена музыка так сильно действует на меня?

То, что я напишу ниже, относиться к любой музыке в одинаковой степени, не важно, академическая ли это музыка, народная или лёгкая (популярная). Без разницы. Поэтому по правилам этого форума, на три четверти (ну или не знаю на сколько) эту статью надо бы удалить. Обращаюсь заранее к администрации не делать этого, дать небольшое послабление, возможно, мысли, изложенные здесь кому-то покажутся интересными или близкими. К тому же есть особое оправдание тому, что эта статья впервые будет прочтена вами, ценителями академических жанров. Классическая музыка не самое древнее направление музыки, народная, я думаю, много старше, но в отличие от других жанров, в классической музыке есть традиции, фиксируемые в деятельности, целенаправленная передача опыта и рефлексия.

Я не профессиональный музыкант – это во-первых. Я не учился в музыкальной школе, не знаю (практически) нотной грамоты, не могу правильно спеть ни одну мелодию, не умею (почти) играть ни на одном инструменте. Максимум, что в моей жизни профессионально-музыкального – это несколько репетиций в качестве басгитариста в рок-группе, образованной на развалинах небезызвестного в узких кругах «Волосатого Стекла». Зато я очень люблю музыку, слушаю её непрерывно и сила эмоций, которые возникают у меня при прослушивании того или иного произведения, уступают разве что эмоциям, которые рождались в детстве утром в день рождения сразу после просыпания. Просыпаешься и мечешься по всей комнате в поисках подарка – почти вот такие вот эмоции.

Я не профессиональный музыковед и не журналист и не ещё кто-то, кому положено писать такие статьи – это во-вторых. Зато я люблю думать и рефлексировать свои чувста плюс когда-то давно, почти в прошлой жизни, ещё до перестройки, в университете я изучал, как устроен человек.

Ни случайным образом, ни специально я не находил пока ни среди философов и психологов, ни среди музыкантов более-менее связного ответа на главный вопрос этой статьи «Какова бытийная основа музыки?» Возможно, мои мысли не оригинальны, заранее приношу свои извинения и даже более того, прошу указать мне, если кто-либо из вас знает более ранние или более конструктивные изложения настоящего вопроса.
В любом случае, в этой моей позиции есть определённые плюсы: о музыке сейчас будет рассуждать непрофессионал со всех сторон, незагрязнённый культурными наслоениями и вместе с ними культурными мифами и заблуждениями.

Итак, что такое музыка? Музыка как вид искусства

Я думаю, никто не поспорит со мной, если я скажу, что музыка – это вид искусства. А что такое искусство? Это отражение действительности, реальной жизни особыми, образными средствами. Можно поспорить, есть множество дефиниций искусства, но все они так или иначе упираются в то, что под реальной жизнью понимать. В любом случае, любой вид искусства имеет, как и любая наука, свой предмет и метод. Предмет – это та реальность, которую пытается искусство выразить и познать, а метод – это специфические образы, которыми этот вид искусства пользуется. Причём, как мы заметим ниже, метод (образ) – не произволен, он является функцией предмета и так или иначе ему (предмету) соответствует.

Ещё одно отступление. Всё, что человек познаёт, вся информация этого мира попадает к нам через органы чувств – через зрение, слух, обоняние, вкус, телесные ощущения. Других способов открытия мира просто не существует. Слышу уже тихий, кое-где переходящий в резкие выкрики ропот:
- А как же интуиция!?
- А как же озарение!?
- А что вы будете делать с «непосредственным» познанием мира!?
Сразу, на полуслове, прерву выкрики протестующих. Даже отрицать не буду их правоту. Просто скажу, что так или иначе, когда озарение произошло, мы ведь как-то о нём узнаём. И узнаём мы всё равно не иначе как через органы чувств – то есть, либо слышим в своей голове слова и звуки, либо видим картинку, либо ощущаем нечто непосредственно телом, например, ступор в предчувствии случившейся через времена катастрофы, что в данный поезд садиться не надо.

Эти образы (реальные и фантастические), которые генерируют нам органы чувств, затем могут сложным способом классифицироваться, обобщаться и одеваться в одежды ценностей, давая нам сразу оценку, хорошо это для нас или плохо, призывая к действию – достижения или избегания. Так в упрощённом виде работает когнитивная (воспринимающая) система человека. Следует заметить, что эмоция «нравится-не нравится» тоже живёт в виде образа, телесного по своей природе и локализуется у разных людей в разных частях тела.

Так вот, и произведения искусства мы, так или иначе, воспринимаем через органы чувств, но в отличие от реального мира с его полнотой, произведения искусства мир редуцируют, обедняют и нам как правило достаточно для их восприятия лишь ограниченного числа органов чувств. Причём эти органы чувств специфичны предмету и методу того или иного вида искусства.

Попробуем же разложить виды искусства через призму и модальностей восприятия тоже.

Самое простое для анализа – это искусство изобразительное. Предметом его есть пространственные отношения объектов мира. Метод, образ – картинка. Естественно, картинка не есть мир, но она содержит некоторые его инварианты. Модальность, через которую мы воспринимаем живопись, графику и скульптуру (архитектуру иже с ней) – зрение. Зрительное восприятие не одномерный процесс, на разных его стадиях происходят разного рода обобщения зрительной информации и поэтому даже самым странным объектам живописи соответствуют те или иные процессы в реальном восприятии. Так, размытые картинки импрессионистов или странные нагромождения плоскостей кубистов или присутствие в одной картине Пикассо лица одновременно в профиль и анфас не является чуждым нашему сознанию, подобные трансформации проходит при анализе любой зрительный образ. Таким образом, метод изобразительного искусства соответствует его предмету и полностью релевантен одной модальности восприятия, а именно зрительной. В общем, всё ясно – изобразительное искусство – про то, что мы видим и, главное, как мы это видим.

Если говорить о танце, то здесь мы имеем его предметом один из видов невербального (несловесного) общения между людьми, методом (образом) является само тело человека, а используемой для восприятия модальностью – кинестетическая (опосредованно через зрительную). То есть, увидел – почувствовал. В частности, танец художественными средствами передаёт один из самых если не важных, то уж, во всяком случае, эмоционально насыщенных элементов человеческого невербального общения – общения сексуального. Именно телом, его позами, движением, без всякого участия осознания, передаётся информация между мужчиной и женщиной - о том, что один из них чувствует по отношению к другому, о том как хорошо им (телам) будет вместе, как они нужны друг другу, или, наоборот, именно тело доходчивей всего скажет «Я тебя не хочу, уходи». И этот язык значительно более сильный и убедительный, чем язык слов. Не зря, кстати, танец большей частью – парное мероприятие и участники его – мужчина и женщина. Ну да ладно.

Литература. Часто даже искусством не считается. Наиболее «продвинутый» способ познания. Метод (образ) – слово. Так как слово является не совсем образом, это больше символ, знак, носитель образов, то и сама литература раскрывает наиболее широкий пласт реальности. Главное это – диалог, монолог, внутренняя речь, то есть, общение – внешнее и интериоризированное (свёрнутое внутрь). В процессе восприятия литературного произведения циклично задействованы все модальности – от зрительной (прочитать), к слуховой (понять слово) обратно к зрительной (создать в голове картинку).

Есть ещё много других интересных видов искусства, но мы их опустим, вышеуказанных примеров вполне достаточно, чтобы перейти к теме обсуждения и задаться вопросом «А каковы же предмет, метод и модальность музыки?»

Меньше всего проблем с методом. Метод (образ) музыки – это ритмически организованные звуки. Причём не какие попало, а в соответствии с определёнными правилами. Музыкальный звукоряд в истории развития человечества претерпевал некоторые изменения, я, например, знаю, что в своё время гаммы строились не октавно, а квинтами. Двенадцать квинт лишь примерно равны семи октавам. Но это не важно – различия столь малы, что уловить их очень сложно. В любом случае, элементами музыкального образа являются звуки, основные частоты (моды) которых находятся относительно друг друга не в произвольных, но определённых соотношениях, среди которых наиболее значимыми являются соотношения 1:2, 2:3 и 3:4. Да и ритмы используются не произвольные. Как правило, в одном музыкальном произведении поддерживается один ритм.
С модальностью восприятия на первый взгляд тоже всё вроде просто. Модальность слуховая. Но это только на первый взгляд. Ниже мы убедимся, что не всё так просто.
Теперь предмет. Вот тут собственно и загвоздка. Поразительно, но при столь специфическом методе и столь сильных эмоциях, задействованных как при исполнении, так и при прослушивании музыкальных произведений, во внешнем мире мы не находим почти никаких событий, похожих на музыку.

Есть много разных теорий происхождения музыки.
Музыка – подражание пению птиц. Ерунда. Во-первых, певчие птицы живут далеко не везде и, насколько мне не изменяет память, в центральной Африке, откуда мы все так или иначе вышли, этих самых певчих птиц почти что нет. Во вторых, пение птиц лишь очень отдалённо напоминает музыку.
Музыка – подражание интонации в речи (невербальный компонент речи). Полная ерунда. Лишь очень накурившись можно найти общее в музыку и речевых интонациях. К тому же, народности, в которых восприятие речи зависит от высоты той или иной гласной (вьетнамцы, китайцы) далеко не самые яркие в плане обогатить мировую музыкальную культуру. Хотя у каждого из них в связи с языковыми особенностями практически абсолютный слух.
Музыка – подражание ритмам окружающей природы. Ну и где эти ритмы? Покажите мне хотя бы один. Гром? Камнепад? Дождь? Все они практически атональны и аритмичны. Белый шум.

Словарь эмоций

Я пядь за пядью исследовал весь окружающий меня мир, но так и не нашёл в нём ничего, что было бы похоже на музыку и откуда бы можно было черпать вдохновение. В какой-то момент я даже подумал, что музыка, сила её воздействия – лишь нонсенс и миф.
Но я вспомнил, что я тоже являюсь частью этого мира и всё стало на свои места.
Музыка – он про боль. И про урчание в животе. И про чесание спины. И про стук сердца. И про страх – когда он в висках стучит. И про когда долго и обильно пиво пил, а потом наконец-то нашёл в этом идиотском баре «удобства» – и вот оно… И про то, когда бежишь 10 км, а внутри тебя уже не тело а ком ощущений. И про оргазм, конечно, тоже. И про то, как коньяк разливается по телу. И про усталость. И про то, как в ванну залез, в горячую. И про наоборот, когда двадцать минут на остановке на пронзительном ветру зимой ждёшь автобуса. И про то, как упал – не когда ударился (про это, конечно, тоже), а когда только начал падать и внутри что-то ёкнуло от неожиданности и страха. И про то, как перед экзаменом – стоишь, боишься, а внутри всё онемело и на фоне этого что-то там, внутри трепещет. И не только про оргазм – про весь этот длинный и сладкий путь от глаза-в-глаза через сумасшедшую гонку к откинуться и затихнуть. И просто про ходьбу. И про рожать. И про драку. И про дыхание.
В общем, про процессы в нашем теле, про самые важные и значимые для нас события. Про телесную составляющую эмоций.
Ритм? Налицо! Динамика? Та же самая динамика. Интенсивность (громче – тише)? Сколько угодно! С тонами только не так всё очевидно. Но если вспомнить, что любой нервный импульс – это некая волна (имеющая свою частоту) и если добавить, что процессы формирования возбуждения в коре головного мозга развиваются в мозговых «резонаторах» с определёнными, фиксированными частотами, то и тональность звука также находит свой коррелят, только не явный, а скрытый.

Таким образом, музыка – это искусство, которое проходит самый короткий путь к нашей душе, это самый непосредственный способ вызвать и выразить и описать человеческую эмоцию. Её предмет – эмоции, метод – ритмически организованный звукоряд, модальности – слуховая и кинестетическая.

Автор: Волослав Улеев

11 августа 2007, Голосов: 2, Просмотров: 6996, Комментариев: 0
Комментарии:




* Все буквы - латиница, верхний регистр

* Звёздочкой отмечены обязательные для заполнения поля



© FDSTAR, 2007-2017. При использовании материалов - прямая ссылка на FDSTAR.COM обязательна. 0,0398 секунды